Место: Переправа А.П.Чехова через Томь

  • 1
  • 1

Как добраться (свернуть) (развернуть)
Томская область. Томский район. Яр.

В место переправы на левом, западном берегу Томи можно проехать, выехав из Томска по Коммунальному мосту на Московский тракт. Проехать через населенные пункты: Черная Речка, Тохтамышево, Кафтанчиково, Калтай, Курлек, поворот налево на Алаево. Из центра села дорога идет к старой переправе.

На переправу на правом, восточном берегу Томи можно проехать, выехав из Томска по Богашёвскому тракту, у АЗС "Сибирь" свернуть направо и по Басандинской улице выехать на Коларовский тракт. По Коларовскому тракту проехать Коларово, Казанка, Батурино, Вершинино, Яр. В Яру по Береговой улице ввыехать к берегу Томи к старой переправе.

 

Описание (развернуть)(свернуть)

Антон Павлович Чехов переправлялся через Томь весной 1890 года, когда подъезжал по Сибирскому тракту к г.Томску во время своего путешествия на Сахалин. Это место - между деревнями Алаево (современная Новосибирския область) на левом берегу и Яр (современная Томская область) на правом берегу Томи. Вот как описывает сам Чехов этот эпизод: 

«В Дубровине мне дают лошадей, и я еду дальше. Но в 45 верстах от Томска мне опять говорят, что ехать нельзя, что река Томь затопила луга и дороги. Опять надо плыть на лодке. И тут та же история, что в Красном Яру: лодка уплыла на ту сторону, но не может вернуться, так как дует сильный ветер и по реке ходят высокие валы... Будем ждать!

Утром идет снег и покрывает землю на полтора вершка (это 14-го мая!), в полдень идет дождь и смывает весь снег, а вечером, во время захода солнца, когда я стою на берегу и смотрю, как борется с течением подплывающая к нам лодка, идут и дождь и крупа... И в это же время происходит явление, которое совсем не вяжется со снегом и холодом: я ясно слышу раскаты грома. Ямщики крестятся и говорят, что это к теплу.

Лодка велика. Кладут в нее сначала пудов двадцать почты, потом мой багаж, и всё покрывают мокрыми рогожами... Почтальон, высокий пожилой человек, садится на тюк, я - на свой чемодан. У ног моих помешается маленький солдатик, весь в веснушках. Шинель его хоть выжми, и с фуражки за шею течет вода.

- Господи благослови! Отчаливай!

Плывем по течению, около кустов тальника. Гребцы рассказывают, что только что, минут десять назад, утонули две лошади, а мальчик, который сидел на телеге, едва спасся, уцепившись за куст тальника.

- Греби, греби, ребята, после расскажешь! - говорит рулевой. - Понатужься!

По реке, как это бывает перед грозой, проносится порыв ветра... Голый тальник наклоняется к воде и шумит, река вдруг темнеет, заходили беспорядочно валы...

- Ребята, сворачивай в кусты, переждать надо! - говорит тихо рулевой.

Уж стали поворачивать к тальнику, но кто-то из гребцов замечает, что в случае непогоды всю ночь просидим в тальнике и все-таки утонем, и потому не плыть ли дальше? Предлагают решать большинством голосов и решают плыть дальше...

Река становится темнее, сильный ветер и дождь бьют нам в бок, а берег всё еще далеко, и кусты, за которые, в случае беды, можно бы уцепиться, остаются позади... Почтальон, видавший на своем веку виды, молчит и не шевелится, точно застыл, гребцы тоже молчат... Я вижу, как у солдатика вдруг побагровела шея. На сердце у меня становится тяжело, и я думаю только о том, что если опрокинется лодка, то я сброшу с себя сначала полушубок, потом пиджак, потом...

Но вот берег всё ближе и ближе, гребцы работают веселее; мало-помалу с души спадает тяжесть, и когда до берега остается не больше трех сажен, становится вдруг легко, весело, и я уж думаю:

"Хорошо быть трусом! Немногого нужно, чтобы ему вдруг стало очень весело!"»

После переправы Чехов поехал в Томск по так называемому Коларовскому тракту. В настоящее время через реку переправляются гораздо севернее по мосту у грода Томска.

            

Фотогалерея

Календарь

Корреспондент Леонид Игоревич Рыженко

Поделиться: