Место: Памятный знак на месте смерти Дерсу Узала

  • 1
  • 1

Как добраться (свернуть) (развернуть)
Хабаровский край. Хабаровск. поселок Корфовский.

Посёлок Корфовский расположен в 12 км южнее Хабаровска, в лощине между хребтами Большой Хехцир и Малый Хехцир, на автомагистрали «Уссури» (А-370).

Памятный знак Дерсу Узала находится в квартале межд ул. Владивостокской (федеральная трасса), ул. Резервуарной и ул. Безымянной.

Описание (развернуть)(свернуть)

Дерсу Узала (1849-1908) - проводник ученого и писателя В.К. Арсеньева в его экспедициях по уссурийской тайге, охотник, нанаец (гольд), «который всю свою жизнь прожил в тайге. У него никогда не было дома, он вечно жил под открытым небом.

В книгах Арсеньева описана великая его дружба с Дерсу, который называл ученого-путешественника "Капитан". Они прошли по Уссурийской тайге многие километры, прошли через различные преграды и испытания, бывало даже чуть не погибли, но всё же остались в живых, благодаря проницательности и умению таежного обитателя. Арсеньев пригласил Дерсу жить к себе в дом, в Хабаровск.

И вот весной 1908 года Дерсу простился со своим "капитаном", с его женой и сыном, которого он называл "маленький капитан", и отправился к себе домой, в уссурийскую тайгу, к истокам реки Уссури. Арсеньев подарил ему своё ружьё, в надежде, что с ним он вряд ли промахнётся. Но, к глубочайшему сожалению он не дошёл до своего дома - он был убит недалеко от железнодорожной станции (ныне посёлок Корфовский), предположительно из-за ружья, ведь это было хорошее ружьё.

Вот как описывает Арсеньев эпизод погребения Дерсу Узала: 

«Маленькая тропка повела нас в тайгу. Мы шли по ней долго и почти не говорили между собой. Километра через полтора справа от дорожки я увидел костёр и около него три фигуры. В одной из них я узнал полицейского пристава. Двое рабочих копали могилу, а рядом с нею на земле лежало чьё-то тело, покрытое рогожей. По знакомой мне обуви на ногах я узнал покойника.

— Дерсу! Дерсу! — невольно вырвалось у меня из груди. Рабочие изумлённо посмотрели на меня. Мне не хотелось при посторонних давать волю своим чувствам; я отошёл в сторону, сел на пень и отдался своей печали.

Земля была мёрзлая; рабочие оттаивали её огнём и выбирали то, что можно было захватить лопатой. Минут через пять ко мне подошёл пристав. Он имел такой радостный и весёлый вид, точно приехал на праздник. Потому ли, что на своей жизни ему много приходилось убирать брошенных трупов и он привык относиться к этой работе равнодушно, или потому, что хоронили какого-то безвестного «инородца», только по выражению лица его я понял, что особенно заниматься розысками убийц он не будет и намерен ограничиться одним протоколом. Он рассказал мне, что Дерсу нашли мёртвым около костра. Судя по обстановке, его, видимо, убили сонного. Грабители искали у него деньги и унесли винтовку.

Часа через полтора могила была готова. Рабочие подошли к Дерсу и сняли с него рогожку. Прорвавшийся сквозь густую хвою солнечный луч упал на землю и озарил лицо покойного. Оно почти не изменилось. Раскрытые глаза смотрели в небо; выражение их было такое, как будто Дерсу что-то забыл и теперь силился вспомнить. Рабочие перенесли его в могилу и стали засыпать землёю.

— Прощай, Дерсу! — сказал я тихо. — В лесу ты родился, в лесу и покончил счёты с жизнью.

Минут через двадцать над тем местом, где опустили тело гольда, возвышался небольшой бугорок земли.

Кончив своё дело, рабочие закурили трубки и, разобрав инструменты, пошли на станцию вслед за приставом. Я сел на землю около дороги и долго думал об усопшем друге.

Как в кинематографе, передо мной одна за другой вставали картины прошлого: первая встреча с Дерсу на реке Лефу, озеро Ханка, встреча с тигром на Ли-Фудзине, лесной пожар на реке Санхобе, наводнение на Билимбе, переправа на плоту через реку Такему, маршрут по Иману, голодовка на Кулумбе, путь по Бикину и т. д.

В это время прилетел поползень. Он сел на куст около могилы, доверчиво посмотрел на меня и защебетал. «Смирный люди», — вспомнилось мне, как Дерсу называл этих пернатых обитателей тайги. Вдруг птичка вспорхнула и полетела в кусты. И снова тоска защемила мне сердце.

— Прощай, Дерсу! — сказал я в последний раз и пошёл по дороге».

Сейчас в поселке Корфовский, недалеко от места гибели Дерсу, в память о нем поставлен памятный знак в виде гранитной глыбы и школьники посадили вокруг нее сосны.

Видеогалерея
Фотогалерея

Календарь

Корреспондент Леонид Игоревич Рыженко

Поделиться: